Завотделением хирургии больницы Мечникова празднует юбилей: о юности, профессии и раненых бойцах АТО (ИНТЕРВЬЮ)

Сегодня, 13 ноября, свой 55-летний юбилей отмечает заведующий отделением хирургии и трансплантологии Областной клинической больницы имени Мечникова Виталий Пелех. Сайт «Люди и события» пообщался с хирургом.

Виталий Пелех родился 13 ноября 1963 года в Днепродзержинске (ныне – Каменское). Медицинскую карьеру он сделал в Днепре. Прошел путь от медицинского брата до руководителя хирургического отделения ОКБ имени Мечникова. О том, как Виталий Пелех строил свою карьеру, о качествах, которыми должен обладать врач и о раненых бойцах из зоны АТО – в нашем интервью.

-Виталий Анатольевич, почему медицина, почему хирургия?

— На самом деле поначалу я хотел стать летчиком. Но после выбрал медицину. С одной стороны, помимо благородной миссии спасения человеческих жизней, в этой профессии нужно думать, в первую очередь, головой, но и делать свою работу руками. Во времена моей юности много людей мечтали стать медиками. Так сложилось, что я с первой попытки поступил в нашу Медицинскую академию. Очень качественную теоретическую и практическую базу вуз дает. Более того скажу, если бы я выбирал, у кого лечится, отдал бы предпочтение врачам, которые заканчивали Медакадемию.

— Поделитесь яркими студенческими воспоминаниями времен учебы в Медакадемии.

— Пожалуй, что самым ярким воспоминанием был мой День рождения 13 ноября 1982 года. За несколько дней до этого умирает Леонид Брежнев. Понятно, что мы отмечали мое 19-летие без музыки. Почти что в траурной обстановке.

Ну а в целом, как и у каждого, кто учился в вузе, студенческая пора — самое светлое время. И это не только учеба, но и участие в хозяйственных работах. В колхозах на хозработы собирали очень интересную молодежь – как школьников, так и старших ребят, которые прошли армию и участвовали в военных конфликтах – в Афганистане, Сирии, Египте. Более того, формировали стройотряды, которые давали возможность познать жизнь вне института.

— Касательно профессиональной деятельности. Помните ли свою первую операцию?

— Еще в годы учебы пошел работать медбратом в Шестую больницу Днепра. Практики у меня не было. Родители не были медиками. Свою первую операцию очень хорошо помню. Первый год интернатуры. Естественно, это был аппендицит. Но до сих пор я в хирургии не разочаровался, я не верю в то, что называется «профессиональным выгоранием». В данном случае, как я понимаю, есть два варианта. Либо человек просто занят не своим делом, либо его, прямо скажу, не устраивает зарплата.

— Если говорить о «выгорании». Насколько труд хирурга тяжел с психологической точки зрения?

— Скажу так, естественно в каждой работе есть, что называется, «белые» и «черные» полосы. У нас, хирургов, «черная» полоса наступает в тот момент, когда попадается очень «тяжелый» пациент. Но необходимо ориентироваться исключительно на то, чтобы пациент выздоровел. Даже такая форма, как наши выезды в районы, как лекции, другие формы коммуникации, мы направляем на помощь пациентам.

— Есть люди, которые боятся самого вида крови. Для того, чтобы стать хирургом, человек должен быть с определенной внутренней организацией?

— Скажу так, что человек, который решил стать хирургом, должен быть сердобольным. Если у человека, условно говоря, нет души, он не может быть хирургом. Вспоминаю, когда меня в первый раз привели на роды. Я чуть не потерял сознание. Близко воспринял к сердцу. Конечно, врач может быть профессионалом своего дела, знающим теоретические и практические основы дела, но если у него нет сердца, в таком случае он будет лишь медработником, а не настоящим врачом. Хотя психологически бывает очень тяжело.

В частности, когда началась в 2014 году война, когда приходилось работать и ночью, и днем, тяжело было не сорваться. Но понимая, что ребята сейчас в окопах, им намного тяжелее, медики больницы Мечникова держали себя в руках. Если я мог принять душ, переодеться, съездить домой, то ребятам приходилось намного труднее.

— Виталий Анатольевич, мы перешли ко второй части нашего интервью. Официально антитеррористическая операция в Украине началась в апреле 2014 года. Какой датой для себя, как для хирурга, Вы определяете начало АТО.

— 8-9 мая 2014 года. Был огромный шок, поступило порядка 20 раненных из района городов Славянск и Краматорск. При этом все военные имели очень тяжелые ранения. У одного бойца были ранения, которые не совместимы с жизнью. Тяжело об этом вспоминать. Ранения были минно-взрывные. Задним числом понимаю, что это была тяжелая артиллерия. Запах пороха, запах войны, который исходил от одежды раненных, не спутаешь ни с чем. Очень тяжело было после Иловайской трагедии, во время боев за Донецкий аэропорт и Дебальцево. К нам поступали десятки раненых в сутки.

— Насколько я знаю, Вы оперировали и командиров…

— Оперировал Семена Семенченко, на тот момент командира батальона «Донбасс». После он ушел в политику и многие, уже после, говорили, что ранения, которые он получил под Иловайском, являются вымыслом. Я же человек, который оперировал Семенченко, могу четко сказать, что он поступил в тяжелом положении.

— Какова ситуация на сегодняшний день? Много поступает раненых?

— В больницу имени Мечникова, как правило, не более пяти человек в неделю. Однако есть еще военный госпиталь. Так что точную цифру бойцов, которые поступают в медучреждения Днепра, не берусь назвать.

Беседовал Андрей Никитин

Нам важен твой комментарий! для "Завотделением хирургии больницы Мечникова празднует юбилей: о юности, профессии и раненых бойцах АТО (ИНТЕРВЬЮ)"

Оставь комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.