Интервью со Светланой Епифанцевой: о закулисных играх в горсовете Днепра, реальных причинах отставки и политическом будущем. Часть 2

Неожиданное вхождение лидера «Оппозиционного блока» Днепра в команду избранного городского головы Бориса Филатова и последующее создание промэрского большинства в горсовете стало политической сенсацией. Не менее громкой была отставка заместителя городского головы, которая курировала социальный блок.

Информационный портал «Люди и события» публикует заключительную часть интервью со Светланой Епифанцевой. Экс-заместитель городского головы Днепра рассказала о закулисных играх в стенах горсовета, реальных причинах отставки и политических планах на будущее.

— Два года на посту заммэра. Толпы пенсионеров ожидающих помощи. Насколько это было тяжело?

— Социалка, действительно, одно из тяжелейших направлений. Около года я потратила на то, чтобы вышлифовать механизм работы в горсовете. Потратила на это много сил и здоровья, были постоянные стрессы. Но когда увидела, что мы реально можем помочь людям и реально это делам, это было для меня главной мотивацией в работе.

— Спорили ли Вы с Борисом Филатовым будучи его заместителем?

— Все знают, что я  жестко критиковала нынешнего мэра во время избирательной кампании 2015 года. Но и в процессе работы по отдельным вопросам у нас были разногласия. Но сор из избы не выносят. Одна из главных претензий — я всегда ему говорила, что депутаты не могут быть чиновниками. Депутат должен работать на округе с избирателями, работать в профильной комиссии. А чиновник должен работать согласно с теми правилами, которые создает депутатский корпус. Чиновник, в первую очередь, — исполнитель. Не может заместитель мэра быть одновременно и депутатом, и плодотворно работать в комиссии.

— Тонкий намек на Михаила Лысенко…

— Не только. У меня такое впечатление, что половина депутатского корпуса пришли в горсовет нетрудоустроенными. Например, я была беспартийной, не была депутатом. Если где-то бы был очевидный провал, мэр легко бы мог меня уволить. С другими чиновниками тире депутатами — другая проблема. Филатов фактически стал их заложником. Он всем раздал должности, а это – явный конфликт интересов. Кроме того, если городской голова своему заместителю, руководителю департамента либо коммунального предприятия, который также является депутатом, «наступает на хвост», этот чиновник начинает саботировать голосования в сессионном зале.

— Мы плавно подходим к вопросу об отставке. Это связано только лишь с постом в Facebook?

— Пост был о закрытии коинотеатра «Мост-кино». Российский продукт у нас фактически запрещен, своего качественного у нас пока что нет, а зарубежный качественный продукт не окупается. В итоге – пустые залы. Что я не так сказала? Это же очевидно.

— Но все-таки, пост в соцсети был поводом или причиной?

— Естественно поводом. Тем более для мэра, который говорит на русском языке, все совещания и сессии горсовета проводит на русском языке. Депутатский корпус у нас практически весь русскоязычный. Лишь несколько депутатов, например — Артем Хмельников, Александр Санжара, могут свободно говорить по-украински. Все остальные — русскоязычные.

Слухи о моей отставке в горсовете ходили за 3-4 месяца до февраля 2018 года. Но я особо на них не реагировала. Не могла поверить, что это может быть правдой. Хотя вспоминаю такой момент.

Я знала девушку, которая работала в одном из коммунальных предприятий. Знала ее как хорошего внимательного исполнителя. Ведь социальная сфера это – диалог с людьми, которые приходят поделиться своими бедами. Предложила девушке поработать в моем департаменте. Она отказалась. Я поняла, что слухи об отставке не беспочвенны. Для меня это было непонятно, ведь я отдавалась работе полностью. Более того, чуть ли не треть каденции я была исполняющей обязанности мэра, поскольку Борис Альбертович много времени тратил на поездки.

— И все же, можете назвать причину отставки.

— Главная причина – новые политические бизнес-партнеры мэра. Читайте между строк. Те, кто сейчас активно голосуют за все инициативы и не могли простить мне того, что за два года моего пребывания на посту заммэра не могли стать у руля городского бюджета. Их условием была моя отставка. Это – банальная месть.

Борис Альбертович просто искал повод.

В итоге – придирка к посту в соцсети. При этом, я писала ни как официальное лицо, не на странице сайта городского совета, не сказала ничего в эфире. Это моя личная страница, на которой я написала свои наблюдения в выходной день. А если кто-то считает, что мнение холопа должно быть таким же, как и мнение государя, то, с моей точки зрения, ни одно кресло этого не стоит. Людей, по которым были уголовные производства, увольняли тихо. Из моей же отставки сделали шоу – за мной ходила «Муниципальная гвардия». При этом ребята отводили глаза, но я их понимаю, это – работа. Но скажу откровенно, решение уйти я приняла где-то за полтора месяца до отставки, у меня лежало это заявление.

Отдельно хочу сказать, что саботаж моей работы начался гораздо ранее.

На первом этаже горсовета есть комната, где собирают заявки на личный прием. При этом человек должен прийти с пакетом документов, чтобы предметно рассказать о своей проблеме. Что же в итоге происходило. Эти документы складывали буквально тоннами, собрали порядка тысячи заявлений, обзвонили людей накануне, а это уже было начало 2018 года, и сообщили о приеме. Приходили сотни людей, возникла колоссальная давка. Хотя структура, которая занимается приемом заявлений, подведомственна господину Сидоренко (Александру, заместитель городского головы по вопросам деятельности исполнительных органов, — ред.). То есть было сделано все, чтобы вызвать недовольство у людей.

Раскусив этот замысел, в следующий раз, буквально за несколько дней до моего ухода, я начала прием в 3 часа ночи. Пришло более тысячи человек, мы всех приняли. При этом, задержку делали еще и для того, чтобы документ оказался просроченным. Чтобы человеку, который отстоял очередь, я не могла оказать помощь. Однако я принимала эти документы, тут же просила работников нашего департамента самим доработать документы. И что печально — после моего ухода, уже почти как год прошел, но никто подобных личных приемов не проводит. А это значит, что в полной мере горсовет не может помочь нуждающимся людям.

— Что не удалось сделать?

— Я билась за создание «Прозрачных офисов» по предоставлению социальных услуг. В Харькове таких офисов восемь, я изучала этот опыт. У нас же даже помещений под офисы не нашлось, хотя в Харькове они существуют на базе районных администраций.

С другой стороны — история с электронным билетом. Яника Мерило работала над этим проектом, он был хорошо профинансирован.  Сейчас же она не знает, что с этими билетами делать. Нужны еще электронные считыватели, а они стоят порядка 200 миллионов гривен. Да и представить, как пенсионеры будут пользоваться электронным билетом или гаджетом, который будет подсоединен к этой системе, просто нереально. «Билет есть, а внедрением пусть занимается Епифанцева», — такой был посыл.

Ради эксперимента мы дали этот билет нескольким семьям участников АТО. Они пришли через некоторое время и попросили забрать билет обратно.

То же самое с картой горожанина, на которую потратили массу бюджетных денег. Она фактически дублирует обычную банковскую карту. Зачем она нужна была – непонятно.

В то же время действительно нужные людям проекты далеко не всегда финансировались в полном объеме. В 2017 году я уволила директора городского детского дома №1 на улице Тополиной. Учреждение фактически превратили в колонию для детей и подростков. Та помощь, которую выделяли спонсоры, уходила в неизвестном направлении. Мы реорганизовали детский дом в центр социальной помощи, сделали ремонт в помещениях. Однако уже сейчас денег в бюджете на нужды детей найти не смогли, выделили мизер.

— Много ли людей после Вашего ухода в отставку отвернулось?

— Многие отвернулись, ушли. Но я очень рада, что я ушла из той компании. Условия работы были очень тяжелыми. Я была на грани срыва, заработала гипертоническую болезнь. Нисколько не жалею об отставке. Боле того, рано или поздно придется всем за все ответить. Бумеранг всегда возвращается. Я ушла спокойно, у меня совесть чиста, а вот некоторым есть о чем задуматься. Я даже благодарна Борису Альбертовичу, что очистил меня от ненужных людей, тех, кому выгодно было дружить с Епифанцевой. И благодарна за тех, кто остался со мною рядом. За людей, которые со мною по жизни, тех, которые верны. К счастью, таких тоже много. Друзей, на которых я могу рассчитывать. Людей, которые не предадут за три копейки.

— Не за горами выборы. Президентские, парламентские, а после – местные. Вы собираетесь продолжать карьеру на политическом поприще?

— Предложения были, есть и будут. На сегодняшний день у нас, как я это вижу, оппозиции нет. Как на местном уровне, так и на общенациональном. Плюс любая качественная политическая кампания должна финансироваться на соответствующем уровне. А какие-то вялотекущие проекты мне не интересны. Мне интересно провести динамичную кампанию на местном уровне, которая бы принесла результат. При этом работа политсилы должна быть системной. Но пока что я не вижу достойного проекта. Хотя, думаю, он в скором времени появятся. А президентские выборы мне интересны лишь с точки зрения избирателя.

Беседовал Андрей Никитин

2 Comments on "Интервью со Светланой Епифанцевой: о закулисных играх в горсовете Днепра, реальных причинах отставки и политическом будущем. Часть 2"

  1. Хочет чтоб ее Филатов имел.

  2. Очень рада была услышать «исповедь на заданную тему…»! О нынешнем мэре не хочу даже говорить. А вот разрушение культуры, в том числе русскоязычной, в моем родном городе в таких масштабах не было никогда. Молодец, Светлана, что открыто написали об этом! Думаю, что у Вас появится много помощников.

Оставь комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.